Ноги ломят или горят — к ненастью.

Нравится

Заговор от тоски

Любовные
   "На море на окиане, на острове на Буяне, на полой поляне, под дубом мокрецким сидит раб Божий (имярек). Тоскуя, кручинится в тоске неведомой и в грусти недознаемой, в кручине недосказанной.
   Идут восемь старцев со старцем, незваных, непрошеных: "Гой ты еси, раб Божий (имярек), со утра до вечера кручинный ты, что-почто сидишь такой на полой поляне, на острове Буяне, на море-окиане?" И рече раб Божий (имярек) восьми старцам со старцем: "Нашла беда среди околицы, залегла во ретиво сердце; щемит, болит головушка, не мил свет ясный, постыла вся родушка". Воззовиши всем старцам со старцем грозным-грозно, начали ломать тоску, бросать тоску за околицу. Кидмя-кидалась тоска от востока до запада, от реки до моря, от дороги до перепутья, от села до погоста; нигде тоску не приняли, нигде тоску не укрыли; кинулась на остров на Буян, на море на окиан, под дуб мокрецкой. Заговариваю я раба Божия (имярек) от наносной тоски по сей день, по сей час, по сию минуту, слово мое никто не превозможет ни аером [воздухом], ни духом".
Заговор от тоски взят из рукописной книжки Г. Д. Книголюбова.