Хлеб начинают резать «с головы», т.е. с того края» который выше.

Нравится

Заговор на приворот девушки

   "Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду в чистое поле, в широкое раздолье; навстречу мне, среди чистого поля и широкого раздолья, семьдесят буйных ветров, семьдесят вихоров и семьдесят ветрович, и семьдесят вихорович. Пошли они на святую Русь зеленого лесу ломать и на поле из корени вон "Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь. Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора воротами, в чисто поле за дворами; взмолюся трем ветрам, трем братьям: ветер Моисей, ветер луна, ветер буйный вихорь! Дуйте и винтите по всему белому свету и по всему миру крещеному, распалите, разожгите и сведите рабыню (имярек) со мною, с рабом Божиим (имярек), душа с душой, тело с телом, плоть с плотью, хоть с хотью, не уроните той моей присухи ни на воду, ни на лес, ни на землю, ни на скотину: в воду сроните — вода высохнет, на лес сроните — лес повянет, на землю сроните — земля сгорит, на скотину сроните — скотина посохнет. Снесите и донесите, вяжите и положите в рабицу Божию (имярек), в красную девицу, в белое тело, в ретивое сердце, в хоть и в плоть: чтобы красная девица не могла без меня, раба Божия (имярек), ни пить, воротить, и пещеры каменные разжигать.
   И тут я, раб Божий (имярек), помолюсь им и поклонюсь: "О вы есте: семьдесят буйных ветров, семьдесят вихров и семьдесят ветрович, и семьдесят вихорович. Не ходите вы на святую Русь зеленого лесу ломать, из корней вон воротить и пещеры каменные разжигать, подьте вы, разожгите у рабы Божией (имярек) белое тело, ретивое сердце, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и суставы, и всю ея, чтобы она, раба Божия (имярек), не могла бы ни жить, ни быть, ни пить, ни исть, ни слова говорить, ни речи творить без меня, раба Божия (имярек). Как меня она, раба Божия (имярек), увидит или глас мой услышит, то бы радовалось ей (ее) белое тело, ретивое сердце, памятная дума, черная печень, горячая кровь, кости и жилы, и все у ней суставы веселились. И как ждет народ Божий владычного праздника Светлого Христова Воскресения и звону колокольного, так бы она, раба Божия (имярек), дожидалась: на который день она меня не увидит или гласа моего не услышит, так бы она сохла, как кошеная трава с поля; как не может быть рыбы без воды, так бы не могла бы быть она без меня, раба Божия (имярек)". Тем моим словам и речам ключевые слова. Аминь, аминь, аминь".
Заговор из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогорского уезда. Труды этнографического отдела императорского Общества любителей естествознания, этнографии и антропологии при Московском университете. 1878. Кн. V. Вып. II.