Невеста не должна одна переступать порог нового дома. Муж должен перенести ее на руках.

Нравится

Молитва прикосная на зверя (на лисиц)

   "Стану я, раб Божий (имярек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы в дверь, из дверей во двор, из двора в ворота, под восточную сторону. Тут сам Иисус Христос и Пречистая Мати Божия, Богородица. Научи же меня, Господи, ловить и промышлять разных зверей: кривоногих, черноухих, красных, черных лисиц и бурнастых, каждых ловецких зверей. Посылает меня сам Иисус Христос к Егорию храброму чудотворцу: он тебя научит ловить и промышлять зверей кривоногих, черноуших, красных и черных, и бурнастых лисиц. Я пришел к Егорию храброму чудотворцу; он сидит выше тридевяти апостолов: научи же меня ловить и промышлять зверей кривоногих, черноуших, красных, черных и бурнастых лисиц, каждых ловецких зверей. По Христову велению не ослушайтесь меня, раба Божия (имярек), Егорий храбрый чудотворец берет от меня, раба Божия (имярек), веревки, капканы, тугие луки и самострелы донского году, снимает и вновь становит, и сам Святым Духом наказывает и наговаривает: "Ой еси, звери, лисицы, подьте, побежите от тридевяти ловцов, от тридевяти промышленников к рабу Божию (имярек), по своим полевым тропам, продольным и поперечным из-под вычепу, не видеть ни пружинья, ни капканья, ни подхода моего, вперед без ускоку, назад без усмотру, ушком не кивните, глазом не мигните, на сторону не скачите, назад не воротитесь, души ваши сквозь ловушки, а туши ваши в ловушку; ой еси, звери кривоногие, черноухи, черны, красны лисицы и бурнасты; ой еси, ловетские звери, лисицы, если не избежите сквозь петли и капканы, сквозь тугие луки и самострелы, Господь нашлет с небес огненное пламя и вас, лисиц, сожжет и спалит, не будет вам уходу, ни в гору, ни в воду, ни в каменны печеры; век от веку, до скончания века". Будьте мои наговорные слова имки, ярки на новчу и на перекрой месяцу. Там моим наговорным словам ключ и замок, ключ щука, а щука в море от лихих людей, от завидящих, от своей думы, во веки веков, аминь. Бог моя надежда".

   Как идут с ловли: "Как на мой булатный нож никто не может думой подумать, мыслей помыслить, речи выговорить, так же на меня, раба Божия (имярек), на все мои капканы и ружья, дробовки и винтовки. Иду я, раб Божий (имярек), с промыслом звериным и птичьим за огнем забытым; ежели завидит человек, черный, черемный, частозубый, редкозубый, женка белоголовка, девка простоволоска, поп, попадья, дьякон, дьяконица, дьяк, дьячиха, пономарь, пономарица, чернец, черница, от своей думы, от своей молвы и помолвы, от товарищевой думы, от своей семьи, черь моей думы, черь [чур] моей речи, черь моей крови от колдуна, от колдуний, от говодуна [волшебника], от говодуньи, от всякого злого человека и всякую злую завидищею кровь, злому, лихому соли в глаз, смолы в глаз, дверсты [дресвы] в глаз. Всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь. Тем моим словам небо — ключ, земля — замок" (говорить три раза на нож или на сук дерева, или на ком снега. Сей грамоты не показывать никому и не сказывать).
 
Доставлено мещанином Палеховым из Холмогорского уезда. Труды этнографического отдела. 1878.