Нельзя парню на пороге сидеть никто за него замуж не пойдет.

Нравится

Охотничьи заклинания на горностаев

   "Господи Боже, благослови! Стану я, раб Божий (имя рек), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из дверей воротами, в чистое поле за воротами, из чистого поля во темный лес. В темном лесе стоит кипарис древо; под тем кипарисом сидит сама Мать Пресвятая Богородица. Держит она во своей десной руке три прута: прут железный, прут медный, прут серебряный.
  
Перов Василий Григорьевич. Охотники на привале
Перов Василий Григорьевич. Охотники на привале
 
 
   Ударю я первым прутом по сырым лесам, ударю я другим прутом по мхам, по болотам: сырые леса сшатаются, мхи-болота сколеблются; разбежалися белые звери горностаи на все четыре стороны; побегите вы, кривоноги, чернохвосты! Ударю я третьим прутом белого мужа, жубрила. Ай, ты бел муж, жубрило, сам ты бел и конь под тобой бел; заезжай и залучай со всех четырех сторон, с востока и с запада, и с лета, и с севера: идите со всех четырех сторон, белые звери горностали; как идет солнце и месяц, и частые мелкие звезды, и вся луна поднебесная идет неотпятно, так идите на мой завод, на мои сгодья, к моим плашкам, белые звери горностали, а минуйте, проходите мои силья пасти; они не по вас излажены. Кушайте по плашкам мои ествы; те мои ествы слаще матернего молока. К этому моему слову ключ и замок, отношу я к окиан-морю. Есть на окиан-море остров велик, к берегу лежит бел-горюч камень Алатырь; под камнем стоит живая щука, пожрет тот мой ключ и замок. Кто кругом окиан-море обойдет, кто около окиан-моря песок вызоблет, кто из окиан-моря воду выпьет, кто ту живую щуку добудет, ключ и замок мой достанет, — тот мой промысел попортит".
 
Записал заклинание охотничье А. Харитонов в Шенкурском уезде.